Искупительное дело Христа

Из книги Кристиана Брима «Основы христианской веры»

(скачать полную версию книги можно внизу страницы)

Смерть Христа в ее искупительной сущности — это истина величайшего значения. Золотой нитью пронизывает эта драгоценная истина всю Библию, через Ветхий и Новый Завет. Её первостепенность обусловлена не только откровением Божьей любви, но и её абсолютной необходимостью для нас, людей. Потому этот поразительный, неопровержимый факт является исходной точкой для нашего сегодняшнего состояния: человек впал в грех! Все люди без исключения — грешники, «ибо нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3,22-23). Каким неизмеримо серьезным и многозначительным является дополнение к этому: «и не войдут в Царство Божие!» Какие бы усилия ни предпринимали люди, какими бы набожными они ни были, они не войдут в царство Бога. Уже через первого человека грех вошел в мир, а через него грех и смерть, «так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рим. 5,12). «Нет праведного ни одного» (Рим. 3,10). «Ибо возмездие за грех — смерть» (Рим. 6,23). «И как человекам положено однажды умереть, а потом суд» (Евр. 9,27). Возможно, эти слова читает тот, кто еще не родился свыше, кто не является счастливым чадом Божьим, и мы теперь лучше понимаем, почему искупительная смерть Христа для тебя, для нас всех имеет такое огромное значение? Без него мы никогда бы не пришли к Богу! Так давайте же теперь с Божьей помощью обратимся к делу Спасителя, после того как мы уже немного узнали о личности Спасителя! Ибо насколько велика личность Избавителя, настолько значительны последствия его дела.

«Искупление» в Ветхом Завете

Обращаясь теперь к Ветхому Завету, мы можем предположить, что Ветхий Завет изображает истину скорее в каком-то общем смысле, к тому же часто в форме образов и теней. Сразу же после смерти и воскресения Христа и пришествия Святого Духа был дан Новый Завет, в котором истина искупления сообщается нам в определенной, дифференцированной форме и с изобилием подробностей. И все же наставления Ветхого Завета на его образном языке крайне важны и ценны. Да, мы можем взять на себя смелость утверждать, что мы не научимся понимать некоторые истины Нового Завета в их глубочайшем значении, не зная образы Ветхого Завета и не увязывая их с ними. Часто, практически с первых страниц, мы встречаем в Ветхом Завете идею искупления. Еврейское слово «кифер» имеет значение «покрывать, защищать, избавлять». Сразу же после грехопадения Адама было открыто, что виновный грешник нуждается в покровительстве перед Господом. Пока виновные люди прикрывались фиговым листочком и прятались за деревом, они инстинктивно подтверждали этот факт. Еще нагляднее показано это действием самого Бога, когда Он сделал им одежды из кожи и одел их (Быт. 3,7.21). Как ясно и поучительно это первое, столь раннее доказательство! Чтобы появилась возможность изготовить для грешных людей кожаные одежды, должны были умереть невиновные звери. Верующий Авель постиг это первое откровение Господнего пути к покрытию греха, и в 4-ой главе Бытия мы читаем, что он принес в жертву от первородных стада своего, чтобы приблизиться к Богу. Покрытый смертью жертвенного животного, «ею получил свидетельство, что он праведен» (Евр. 11,4).

Если мы последуем далее по ходу времени и перейдем ко дням Ноя и всемирного потопа, то вновь нам откроется необходимость в покровительстве, когда из-за великой злобы человеческих сердец Ной и его родные нашли свою защиту, свое покровительство в ковчеге, и в связи с этим крайне примечательно, что еврейское слово «смола» («гофер» в Быт. 6,14) происходит непосредственно от еврейского слова «искупить, защитить». Оно означает «искупление» и в другом месте, в Исх. 30,12, а также в других отрывках. В ковчеге, полностью осмоленном, Ной находит совершенное покровительство перед судом Божьим.

Если мы обратимся к эпохе патриархов, то обнаружим у этих людей, особенно у Авраама, что жертвенники, которые они строили для Господа, и жертвы животных, которые они приносили, составляют основу их отношений с ним. При этом они не получают каких-либо прямых указаний от Бога, но действуют явно в свете великой жертвы Ноя, который взял из всякого скота чистого и из всех птиц чистых и принес во всесожжение на жертвеннике (Быт. 8,20).

У нас нет возможности проследить все свидетельства из Ветхого Завета о жертвенной смерти Христа, но мы могли бы сослаться на особенно ясный и ценный образ — на заклание пасхального агнца. Сыны Израиля были так же виновны, как и египтяне. Но Сущий сделал различие между египтянами и израильтянами (Исх. 11,7). На чем основывалось это различие? На крови пасхального агнца, которая покрыла первенцев Израиля, когда суд Божий пал на первенцев египтян. «И увижу кровь, и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую» (Исх. 12,13). Именно с этого момента все более ясным становится Божий замысел, и кровавые жертвы составили основу законодательства в Израиле: «Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения» (Евр. 9,22).

Из всего этого становится очевидным, что грех стоит под приговором смерти и что искупить его можно только одним — смертью другого. Не тогда, когда смерть может предупредить смертный приговор, не тогда, когда отказ от жизни может спасти того, кто лишается жизни. Пролитие крови — это доказательство, залог того, что жизнь будет предоставлена. Следовательно, как мы уже сказали, учение о крови проходит, как красная нить, через всю Библию, пока оно не достигает своей вершины, своего полного выражения и воплощения в кресте Христа (сравните Иоан. 19,34). Здесь мы исторически имеем «драгоценную кровь Христову».

Если в Ветхом Завете, как мы обнаруживаем, значение искупления раскрывается в его истинном характере, то нам остается лишь заметить, что жертвы сами по себе какой-либо особой ценностью не обладали. Это совершенно ясно показывается в Евр. 10,1-4. Постоянное приношение одних и тех же жертв не может никого сделать совершенным. Сознание их не очистится от грехов, ибо «невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожила грехи». Значение жертвоприношений заключается в том, что они указывают на совершенную жертву Христа. Но сами по себе они не имеют никакого значения, так же, как и чек на 1000 марок или рублей сам по себе значения не имеет.

Грех оплачивается нашей жизнью, и мы не можем ни за самих себя, ни за других, принимать решение. «Человек никак не искупит брата своего и не даст Богу выкупа за него» (Пс. 48,8). Но Господь Иисус, Бог, ставший человеком показывает себя совершенным, чистым и святым. Смерть не имела на него никаких прав, и Он не лишился жизни. Он, как Бог и как человек, должен был иметь такое право на жизнь, Он сам — источник жизни, дарит эту жизнь нам, лишившимся её. О, какое чудо благодати Божьей!

В заключение мы хотели бы заметить, что слово «искупление», которое, впрочем, встречается только в Ветхом Завете, не может исчерпывающим образом описать результаты искупительной смерти Христа. И как только мы подходим к Новому Завету, мы находим там значительные подробности и совершенное откровение этой фундаментальной истины. Мы все время можем помнить, что истина Божья по своему неизмеримому величию не может быть представлена только через одно слово и рассматриваться только с одной стороны. Последствия дела Христова столь разнообразны, что в Новом Завете нам представлены три тесно связанные истины или понятия: искупление, заступничество и примирение. Давайте же рассмотрим сейчас «искупление» в Новом Завете.

Искупление в Новом Завете

Хотя эти три понятия: искупление, заступничество и примирение — тесно связаны между собой, все же каждое из них имеет отличное от других, особенное значение. Когда Писание говорит об искуплении, оно вовсе не подразумевает заступничество, когда оно говорит о примирении, оно не имеет в виду искупление. Смешение этих истин ведет к какому-то невразумительному благовествованию, создавая питательную среду для разных лжеучений. Поэтому мы намереваемся исследовать значение этих трех понятий одно за другим.

Сначала мы хотели бы рассмотреть понятие «искупление». Ошибочно предполагать, что это было чем-то вроде успокоения гнева Божьего. Греческое слово «hilasmos» = «покаяние» или «искупление» — имеет именно смысл, переданный в переводе. Хотя Бог не является врагом человека (как мы увидим это ниже), совсем наоборот, — хотя Он не знает ненависти против грешного человека, все же Он гневается на неправду (сравните Рим. 1,18; 9,22; Иоан. 3,36). Он не был бы Богом, если бы относился к неправде безучастно. Он может осуждать грех соответственно тому, чем Он является по своей сущности — Светом, и нет в нем никакой тьмы (1 Иоан. 1,5). Но ведь Он также есть любовь (1 Иоан. 4,8). И так думают некоторые, что там, где есть любовь, не может быть одновременно гнева. Но разве любящий отец не может справедливо гневаться на свое дитя? Гнев (а не досада!), не зло — вот характерная черта духовной силы (сравните Марк. 3,5).

Честь и величие Бога оскорблены перед лицом всего творения человеком, несущим ответственность и обладающим нравственностью. Это требует соответствующего искупления, даже если человек и должен прийти к Богу. Искупление совершается за вину, за грех. Здесь Бог не мог просто сказать решающее слово, как многие это себе воображают, не мог просто дать отпущение грехов, потому что тогда Он перестал бы быть святым и справедливым. К тому же, если бы во Вселенной стало известно, что нарушение Божьего указа осталось без судебных последствий, что в конечном счете отпущение грехов зависит только от Бога, то разве не повергся бы мир в какой-то нравственный хаос? Творение осознало бы, что законы Творца не являются тем, чем они, казалось бы, были: их спокойно можно было бы нарушать. Но, если законы Божьи так сомнительны, так незначительны, то как же тогда быть с его обещанием? Значит, Бог должен был бы отказаться от своего престола, и в мире больше не было бы нравственной стабильности! Но нет! Поскольку Бог справедлив, Он не может обойтись с грехом так необдуманно: Он должен наказать его. Ни на йоту нельзя отступиться от закона, пока все не исполнится, и за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда (Матф. 5,18; 12,36). Если мы до сих пор говорили о необходимости искупления, то теперь мы подробней рассмотрим его причину. И здесь, заглянув на мгновение в сердце Божье, мы увидим его безграничную любовь. Не мы хотели бы прийти к Богу, а Он нашёл нас. И если мы не смогли прийти к Нему, то Он пришёл к нам. Достойна поклонения любовь, нашедшая такой путь! «В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1 Иоан. 4,10). Здесь Бог показывает нам личность, на которой сосредоточились его замыслы, посредника, который представил искупительную жертву — это Бог, Сын, пришедший во плоти. Бог обходится с Ним, как того заслуживает грех. Он сделал Его, не знавшего греха, жертвою за грех за нас. Кто может постигнуть, чем это было для Него? Не страдания во имя справедливости, которые Он претерпел от людей, принесли искупление наших грехов, не бичевание, не гвозди, не насмешки и глумление, хотя Он все это сполна испытал на себе, но когда на несколько часов над Его головой спустился мрак, когда испил Он чашу гнева Божьего, когда Он ощутил в своей душе, как человек, покинутый Богом, его Богом, — вот тогда Он пострадал несказанно, пострадал ради искупления наших грехов. Ни одно творение, даже властелин ангелов, не могло бы перенести гнева Божьего за грех, но поскольку Господь Иисус был Богом и человеком, Он смог это сделать. И поскольку Его движущей силой была любовь, Он сделал это. О, крест Голгофы! Это вечный свидетель того, что Бог «против греха, свидетель того, что ожидает тех, кому предстоит однажды встретить суд Божий без Христа».

Итак, величие личности Христа придает Его искупительному делу безграничную ценность в глазах Господа, для нас же результаты совершенного искупления просто неизмеримы, ибо посредством его проложен путь к Богу! Идея об искуплении прекрасно выражена в образе первого козла, который в великий день примирения по жребию, предназначался для Сущего (Лев. 16). Аарон убил его и покропил кровью перед крышкой и на крышку спереди. Кровь будет принесена в жертву Богу, чьё священное присутствие было оскорблено грехом. Бог как бы хотел сказать: «И увижу кровь, и пройду мимо вас» (Исх. 12,13). В жертву Богу была принесена кровь, не люди. Так что и покой моей совести основан не на моей оценке крови Христовой, а на том, как бесконечно ценна она для Бога. Наш дорогой Господь в полной мере прославил Бога через Его отношение ко греху, предоставив Ему возможность показать, что Он думает о грехе, признав Его священное требование по отношению к грешному человеку совершенно справедливым, в то время как Он сам претерпел отлучение от Бога и наказание за грех — смерть (смерть не только как разделение души с телом, не только как путь души к раю, но и как наказание, как суд Божий над грехом). И, более того, Он в полной мере обнаружил не только величие, святость и праведность Бога, но и Его любовь.

Ну, а поскольку кровь Христова находится, как бы на крышке искупления перед глазами Бога, то Бог в благодати своей может пригласить всех людей прийти к Нему и дозволяет примириться с Ним (2 Кор. 5,20). Бог хочет, «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2,4; сравни также с 2 Петр. 3,9), и поэтому «Бог повелевает ныне людям всем повсюду покаяться» (Д.ап. 17,30). С точки зрения искупления, Господь Иисус стал благодатью Божьей, спасительной для всех человеков (Тит. 2,11), за всех умер (2 Кор. 5,15; Евр. 2,9), и «Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира»* (1 Иоан. 2,2). (*Здесь не сказано: «прощение грехов всего мира». Это могло бы навести на мысль, будто грехи всего мира будут прощены, но об этом не ведется речи ни здесь, ни в каком-либо другом месте священного Писания, в том числе и в Иоан. 3,17. «Чтобы ... спасен был» показывает замысел, а не результат ниспослания Сына)

Теперь мы можем сказать любому грешнику в мире, что он будет принят, если придет к Богу: «Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром» (Откр. 22,17). Великолепное послание, которое относится не к одному избранному народу, а ко всем людям (Иоан. 12, 32)! Конечно, человеку решать, — прийти ему или нет, и только через веру в Его кровь (Рим. 3,25) он лично получает для себя пользу от Христа, как подателя благодати. Кто не верит, тот потерян, уже осужден, и на нем пребывает гнев Божий (Иоан. 3,16.18.36). Как все это серьезно!

В этой связи остается сослаться еще на два места в Писании, которые часто истолковываются превратно: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Иоан. 1,29) и «Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею» (Евр. 9,26). Оба этих отрывка говорят не о вине, не о грешниках, а о грехе, как об активном начале, и об изменившемся положении вещей пред Богом. Жертва Христа, как агнца без изъяна и порока, являет собой вечно действенную основу для того, чтобы однажды грех, совершенный пред лицом Бога, был уничтожен. Несомненно, что это произойдет на новой земле и на новом небе, но по отношению к верующим это верно уже сегодня. Однажды наступит вечный день покоя Божьего, после чего сатана и его ангелы, и все порочные грешники будут повержены и брошены в озеро огненное (Откр. 20,10.15; 21,8). Затем, когда Он сотворит все новое (Откр. 21,5), будет обитать, правда неба и земли (2 Петр. 3,13), а грехи и их последствия будут навсегда уничтожены. Отношения же между Богом и людьми — также и с людьми на новой земле — будут навечно основаны на совершенном деле искупления Христова.

Заступничество

Достойна внимания разница между искуплением и заступничеством. Искупление означает приближение к Богу, потому что через него можно достичь соответствия святой природе Господа. Заступничество же связано с явной личной виной, которую вместо меня взял на себя некто другой. В Писании мы не встречаем слова «заступничество», но сама идея его в нем явно выражена. Уже Авраам принес в жертву овна «вместо сына своего» (Быт. 22,13). А разве другие не должны были умереть для облачения первой человеческой четы? Обратимся еще раз к великому дню искупления в Лев. 16. Мы уже видели, как путем принесения в жертву первого козла совершилось искупление запятнанного святилища и жертвенника, оскверненного беззакониями народа. Но во втором, живом козле (ст. 20 и далее), на которого пал жребий (т.е. отпущение), мы находим выражение идеи о заступничестве за совершившиеся грехи. Аарон возложил все беззакония и грехи народа на голову козла. Со специальным человеком козел был отослан в пустыню. Грехи как бы были отправлены в далекую, необитаемую землю — превосходный прообраз заступнической жертвы Христа и её последствий для нас, верующих. «Как далеко восток от запада, так удалил Он от нас беззакония наши» (Пс. 103,12\102,12). «Бросил все грехи мои за хребет Свой» (Ис. 38,17). «И грехов их и беззаконий их не вспомяну более» (Евр. 10,17).

Разумеется, два козла — это единый Христос! Но здесь мы имеем две разные стороны его жертвы: одна обращена к Богу, другая — носитель наших грехов. Причем мы должны заметить, что в Писании вовсе не говорится, будто Господь Иисус «понес» грехи всех. Если бы это было так, то в конечном счете все были бы спасены! Поскольку здесь идет речь о заступничестве, о несении грехов, то говорится только о грехах «многих» или наших грехах: «Он понес на Себе грех многих...» (Ис. 53,12). «Однажды принесши Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих» (Евр. 9,28). «Он грехи наши Сам вознес Телом Своим на дерево» (1 Петр. 2,24). «И отдать душу Свою для искупления многих»* (Марк. 10,45; Матф. 20,28). (*Греческое: «anti» = «вместо», «замененный» в противоположность «hyper» = «для», «ради». Это важная замена предлогов показывает, что заступническая жертва Христа произошла ради всех, но фактически предназначена только многим, тем, кто подчинился условиям Бога)

Разница между значением и проявлением дела Христова четко видна в Рим. 5,18-19. Через праведность одного приходит свободный дар «ко всем», «по отношению» ко всем (греческое «eis», указывающее «направление»), а не «на» всех (греческое: «epi»). Итак, в стихе 18 мы видим значение поступка Адама и Господа во всей его полноте. Поэтому мы встречаем здесь слово «все». Но поскольку встает вопрос об осуществлении его и рассматривается его практическая действенность, то Бог говорит «о многих» (ст. 19), которые связаны с их главой. Как последствия непослушания Адама не ограничиваются им одним, а простираются «на многих».* (*Не только «на многих». Используя артикль перед «многими», Господь как бы указывает на тех многих людей, грядущих за Адамом, которые через него стали грешниками. В абсолютном смысле это, конечно, все люди. Но так как Бог в этой аналогии желает указать на фактические последствия дела Христова, то Он не говорит больше обо «всех», а говорит «о многих»)

«Так и послушанием одного сделаются праведными многие». Итак, в этом месте речь идет не о личной ответственности людей, и даже не о том, как человек был оправдан, а о факте принадлежности многих к тому или иному родоначальнику: к Адаму, главе человеческой семьи грешников, или ко Христу, главе Божьей семьи, новому творению. Конечно, по поводу этих стихов можно было бы еще многое сказать. Здесь же нам следует показать только то, что не все спасутся, как учит этому теория всепрощения, но что священное Писание использует чрезвычайно точные выражения, чтобы прямо предостеречь нас от этого заблуждения.

Примирение

После того как мы изучили две истины — «искупление» и «заступничество», рассмотрим несколько подробнее «примирение». Хотя в немецком языке слова «искупление» и «примирение» по звучанию очень похожи и поэтому можно было бы пренебречь различием их значений, но соответствующие греческие слова не дают ни малейшего повода для такого сближения: «искупление» по-гречески «hilasmos», «примирение» — «katallagee» (глагол: «katallasso»).

«Katallasso» первоначально означало «обмен денег» в том смысле, что сумма делалась как бы «равной» и при этом обе стороны были удовлетворены. Обычно это означает улаживание или устроение дел между двумя чуждыми друг другу партнерами, примирение между людьми, враждебно настроенными друг ко другу. Итак, «примирять» имеет значение «согласовать». Хорошо, если мы это крепко запомним. Причем следует заметить, что с этим связано не только изменение убеждений, отказ от враждебного поведения, но и восстановление утерянной связи. Мы ясно видим это из употребления слова «katallasso» в 1 Кор. 7,11, где женщина должна была не только изменить свои убеждения, но и снова наладить отношения со своим мужем и восстановить старые связи с ним — в данном случае супружеские. Она должна была примириться со своим мужем.

Что касается нашей связи с Богом, то она была разрушена грехом: человек стал врагом Бога (Рим. 5,10; 8,7; Кол. 1,21), потому что он восстал против него и отдалился от него (ср. Быт. 4,16!). Так что вина за эту вражду целиком и полностью лежит на совести человека, и поэтому не Бог должен примириться с нами, а мы должны примириться с Богом. И потом, речь идет не о какой-то взаимной вражде: Бог никогда не был врагом человека, хотя тот возненавидел его (Иоан. 15,24). И это подчеркивается самими выражениями, какие использует Святой Дух: когда Он говорит о нашем примирении с Богом, Он употребляет слово «katalasso», но никогда не «dialasso». Последнее тоже означает «примирить», но указывает на устранение некой односторонней вражды через одностороннюю уступку; всего один раз это слово употребляется в Новом Завете: «Оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим ...» (Матф. 5,24). Конечно, со стороны Бога был праведный приговор греху в его творении. Но наш дорогой Господь Иисус полностью удовлетворил это праведное требование Божье своим добровольным жертвоприношением, и в результате мы «примирились с Богом смертию Сына Его» (Рим. 5,10). Поэтому мы можем сказать, что примирение есть благословенный результат искупления и что оно лежит в основе этого искупления.

Примирение означает нечто большее, чем просто оправдание и новую жизнь с Богом. Это возвращение к Богу и к искреннему наслаждению милостью Божьей, к восстановлению связей с ним, которые были утрачены из-за неверности. И так как Бог в своей любви к нам непостижим и совершенное его Сыном дело искупления имеет неизменное значение, то Он допустил, чтобы мы вернулись не только в наше прежнее состояние, но и к таким отношениям, которые соответствуют бесценной личности и положению Христа. Так что мы с благоговением в сердце можем слушать эти чудесные слова: «И вас, бывших некогда отчужденными и врагами, по расположению к злым делам, ныне примирил в теле плоти Его, смертью (Его), чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою» (Кол. 1,21-22).

Во всем, что касается естества Божьего, мы приведены в полное соответствие с ним. Прежняя мятежная природа по справедливости устранена в смерти Христа, появился новый человек, ставший сопричастным Божьему естеству, получивший жизнь во Христе, в нем познавший праведность Божью, — такими мы предстаем теперь перед Господом. Ничто более не отделяет нас от него, не остается более ни одного открытого вопроса между нами и им, мы снова приближены к сердцу Божьему, и, как Он сказал: «Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе» (Исх. 19,4). Бесконечная, божественная любовь! И теперь я могу сказать: «Я дома у Господа». Это, возлюбленные, и есть примирение, плод того, что Бог незнавшего греха сделал жертвою за грехи, за нас.

Итак, священное Писание с трех точек зрения говорит о примирении:

1) о примирении верующих (Рим. 5,10; Кол. 1,21; 2 Кор. 5,18);

2) о примирении мира (2Кор. 5,19; Рим. 11,15);

3) о примирении всего (Кол. 1,20).

При этом очень важно учитывать используемые Духом Божьим соответствующие временные формы. Когда речь идет о примирении верующих, о чем мы до сих пор только и говорили, то всегда употребляется аорист, временная форма, обозначающая завершенность какого-либо состояния, или одноразовость действия и его завершенность: мы примирены; Он нас примирил, мы получили примирение. Для верующих примирение — это твердое приобретение, совершившийся факт.

Иначе обстоит дело с отрывком, которому мы пока уделяли мало внимания: «Потому что Бог во Христе примирил с Собою мир*, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения» (2Кор. 5,19). (* Это означает, что перед словом «мир» ни здесь, ни в Рим. 11, 15 в основном тексте (в подлиннике) не стоит артикль. Значит, речь здесь идет не о каком-то свершившемся факте — в этом случае стоял бы артикль, а о том, что является характерным, о его присутствии во Христе). И из-за того, что Лютер очень неточно перевел это место**, (** «Ибо Бог примирил мир с Самим Собою во Христе и не вменил людям преступления их». Просто непонятно, как переводчики могли просмотреть такую важную замену причастий, да еще при употреблении одного и того же слова (katallasso): в стихе 18 «примирившего нас» (аорист), в стихе 19 «примирил мир» (настоящее время). Одно указывает на законченное состояние в отношении «нас», верующих; другое — на характер его присутствия здесь, на земле, в отношении «мира») оно часто используется, для оправдания пагубного лжеучения, будто весь мир уже примирен***. (*** Будь это так, зачем тогда еще увещевание к людям мира сего в стихе 20: «Примиритесь с Богом»? Именно они и не примирились! Поэтому Бог в своей благодати и сегодня осуществляет служение примирения (см. ст. 18))

Так что, прежде всего, обратим внимание на то, что здесь сказано: «был во Христе», а не «Бог во Христе». Наш стих говорит не о смерти, а о жизни Христа здесь, на земле, и о том, что служение апостолов становится на место личного служения Господа, когда Он, отвергнутый людьми, претерпел искупительную смерть (ст. 21). Господь Иисус пришел не для того, чтобы судить, а «чтобы мир спасен был чрез Него» (Иоан. 3, 17). Он хотел вернуть мир к Богу, порядку и к благословению Божьему: так пришел Он в духе благодати, готовый не вменять им их несоблюдение закона. Посмотрите только, с какой безграничной благодатью встретил Он женщину у источника Иакова, грешницу в Лук. 7 или блудницу в Иоан. 8; как Он обращался с мытарями и грешниками, так что даже был назван их другом; как Он разговаривал с Самаритянами и как был у них в гостях; как Он ходит повсюду, «делая добро и помогая всем, кто был одержим сатаной»!

Так принял ли человек искупительное служение Господа Иисуса? Распятие на кресте Сына Божьего было недвусмысленным и единственным ответом, который Он получил по благодати Божьей, а также последним доказательством неисправимости падшего человека.

Но благодать Божья оказалась безграничной по отношению к чрезмерным грехам человека. Ну а поскольку Сын его был отвергнут надолго и лишь в этом мире, то Господь положил слово примирения в избранные сосуды, которые теперь определяет Христос, посылая их с этой вестью к миру: «Мы просим Христа ради: примиритесь с Богом!» Эту благую весть необходимо проповедовать и сегодня. Да будет благословен Бог за это!

Что касается выражения «примирение мира» в Рим. 11,15, то мы можем быть краткими, исходя из того, что было уже сказано. Израиль — в противоположность язычникам — состоял с Богом в определенных отношениях. Отвергнув посланного к ним Мессию, этот народ, как таковой, был наказан, изгнан, и Бог в своей всемилостивейшей благодати обратился к тем, кто до сих пор был отпущен от общества израильтян и был чуждым в отношении заветов обетования, кто "никакой надежды не имел и был без Бога в этом мире. Он вступил в определенные отношения с миром, потому что теперь Он всех людей призвал к покаянию и даровал им спасение во Христе. И теперь в известной мере все, кто через благодать должен был принять предложение Бога, могут извлечь пользу из «этого неверия». И в дополнение сошлемся на то, что выражение «чтобы всех помиловать» в Рим. 11,32 вовсе не означает, что все будут спасены. «Все» подразумевает не только язычников и не только Израиль, но и народы и Израиль. «Помиловать» -это, собственно говоря, проявить милосердие. На основе жертвы Христа Бог в настоящее время проявляет милость ко всем народам ради грядущего дня своего земного народа Израиля.

Остается еще кратко остановиться на третьем пункте — примирении всего. Об этом мы читаем в Кол. 1,19-20: «Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив чрез Него, кровию креста Его, и земное и небесное». Это примирение еще в будущем, и оно будет касаться всего творения, всей вселенной, но обратите внимание: Бог говорит «все», а не все «существа» или «личности». Из-за падения сатаны и человека пострадали все творения (сравните Рим. 8,19-22), они уже не находятся более в своем первоначальном положении и отношениях с Богом. Небеса осквернены присутствием сатаны и его ангелов (Евр. 9,23), все творение стенает. Это положение вещей коренным образом изменится, когда наступят «времена совершения всего» (Д.ап. 3,21). На основе своей крови — вот она великая цена искупления — Господь Иисус однажды примирит все: Он приведет небеса и землю в согласие с Богом, и они вернутся в свои истинные, упорядоченные отношения с Богом. Замечательное торжество благодати!

Но кто-то может спросить, не включает ли примирение всего также сатану и падших ангелов? Так, в Кол. 1,16 ясно показано, что священное Писание под выражением «все» подразумевает престол, царства, начальства, власти. Утвердительный ответ на вышеупомянутый вопрос следует решительно отвергнуть, по меньшей мере, по двум причинам.

1. Стих 16 (как и стих 20 и Д.ап. 3,21) говорит о следующих вещах: престолы, господства, начальства, власти — это созданные Богом система и порядок власти духов (не личности), а приведенные в соответствие с порядком Бога;

2. Когда речь идет о признании абсолютной власти Господа Иисуса, Писание упоминает «небесное, земное и преисподнее» (Фил. 2,10), а также падших ангелов, демонов, указывая также и на потерянных (сравните выражение «соблюдает под мраком» в Иуд. 6), но если речь идет о примирении всего, то Слово Божье говорит только о вещах небесных и о вещах на земле (Кол. 1,16-20). Для преисподней нет никакого примирения! В аду нет никакого возрождения, ни покаяния, ни веры!

Пусть никто не обманывается в этом и не заблуждается относительно ценности своей души! Еще есть время и возможность принять в покаянии и вере призыв благодати Божьей и примкнуть к числу тех, о ком сказано: «И вас... теперь примирил Он». «Примирил» — вот, поистине, великая мысль!

Позвольте нам вкратце обобщить три великие основные идеи:

1. Искупление: путь к Богу проложен — каждый грешник может теперь прийти к Нему;

2. Заступничество: Господь Иисус понес грехи только своих, только за них ходатайствовал Он в суде Божьем;

3. Примирение: верующий уже восстановлен в своих отношениях с Богом; положение вещей, «все» еще только стремится к этому.

Скачать и читать полную версию книги бесплатно: epub fb2 pdf

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: