Иисус Христос — Бог и Человек

Из книги Кристиана Брима «Основы христианской веры»

(скачать полную версию книги можно внизу страницы)

В Cвященном Писании нет более важного вопроса, чем тот, который задает Сам Господь Иисус своим современникам: «Что вы думаете о Христе? Чей Он сын?» (Матф. 22,42). Эти слова являются центральной точкой, вокруг которой все вращается. Основы веры неразрывно связаны с этим вопросом, и всякая ошибка или недоразумение в этом деле имеют далеко идущие последствия: можно и в остальном оказаться на неправильном пути, если думать неправильно об этом вопросе.

Итак, наша цель — показать, что священное Писание гласит, что наш Господь Иисус Христос, истинный Бог и по превосходящей всякое разумение благодати истинный человек, стал откровением царства Бога и нашим спасением.

Мы хотели бы поговорить отдельно об обоих аспектах нашей темы, начав с божественности Господа Иисуса.

Свидетельство Ветхого Завета о божественности Христа

Говорят, что тень от великих событий пада вперед; это можно отнести и к пришествию нашего Господа. Начиная с самого раннего п сказания в Быт. 3,15, пророческие свидетель ва в Ветхом Завете постоянно указывают в пришествие Спасителя. Следовательно, в личие этой личности столь огромно, что он; бросает свою тень вперед на четыре тысячелетия.

Давайте обратимся к некоторым выразительным местам Ветхого Завета, которые свидетельствуют о личности и характере приходящего. В Ис. 7,14 Бог дает Ахазу и его народу «знамение»: «Се, Дева во чреве примет, и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил». Как показывает Матф. 1,23, это пророчество напрямую относится к Господу Иисусу, при этом дается пояснение имени Еммануил: «с нами Бог». Исаия 8 дает дальнейшие подробности относительно приходящего, и интересно, что оба последние слова еврейского текста из стиха 10 вместе составляют имя Еммануил. В стихах 14-18 нам ясно указывается на отвержение приходящего его народом. Затем, в главе 9,6, мы обнаруживаем, что сын девы должен будет родиться не для нее одной, а как дар Сущего всему Израилю: «Ибо младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его». Необычайно ценно и поучительно имя, которое дается грядущему освободителю и царю, охватывающее пятикратное владычество. «Имя» в священном Писании всегда характеризует личность, носящую его. Показанные здесь пять сторон или характеристик имени Сына таковы:

«Чудный». Его личность исключительна и превосходит всякие человеческие познания.

«Советник». Он отмечен мудростью, могуществом и авторитетом; ему полностью доверена тайна божественных намерений, и Он способен осуществить их.

«Бог крепкий». Это полное обозначение его божественности. Примечательно, что здесь на еврейском языке слово «Бог» стоит не во множественном числе, как принято, а в единственном: Эл, не Элохим. Сын женщины, — если мы можем так сказать, — это Бог в единственном числе, это Бог в своей собственной личности.

«Отец вечности». Из него берет начало все, в том числе и времена вечности.

«Князь мира». Он будет вершить правосудие, и это приведет к истинному и постоянному миру на небесах и на земле (сравните Лук. 19,38).

Если мы пожелаем свести многочисленные высказывания этого бесценного стиха в одно короткое предложение, то нам остается только одно утверждение: Он — Бог!

Другое важное для нашей темы место мы находим в Мих. 5,2: «И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? Из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле, и Которого происхождение из начала, от дней вечных». Это же самое место цитируется в евангелии от Матфея (глава 2,6), и оно прямо указывает на Господа Иисуса. Kaк сообщает нам Михей 5,1, «судьи Израилевы» тростью будут бить его по ланите, т.е. Он буде отвергнут, но этот «святой Сын» (Д.ап. 4,27) так бесконечно велик в своей личности, что его пути происходят от дней вечных. И это величественное Слово не допускает никаких оправданий: младенец, лежавший в яслях в Вифлееме, был не кто иной, как Тот, чьи истоки происходят из дней вечных. И снова мы можем сказать, что имеется только одно слово, способное передал истинную суть этой личности, которая явилась во плоти и как младенец в яслях: Бог.

Свидетельство божественности Христа в Новом Завете

В Иоан. 8,58 мы встречаем свидетельство самого Господа Иисуса о своей божественности. «Истинно, истинно говорю вам: прежде, нежели был Авраам, Я есмь». Иудеи в его дни очень хорошо понимали, что его притязание на Сына Божьего означало не что иное, как то, что Сын есть Бог (сравни Иоан. 5,18 и 10,33).

В Матф. 3,17 и 17,5 мы имеем свидетельство Отца: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение». Никогда прежде не открывалось небо над какой-либо личностью, чтобы взирать на нее. Позднее разверзшееся небо видел Стефан и для своего укрепления Господа Иисуса, величественно стоявшего одесную Бога, но на Иордане не Господь Иисус смотрел в открывшееся небо, а небо с благоволением взирало на эту личность, и звучал голос Отца, признавшего его Сыном своим возлюбленным.

В Иоан. 1,15 и 34 дано свидетельство Иоанна Крестителя на Иордане: «Иоанн свидетельствует о нем и восклицая говорит: Сей был Тот, о котором я сказал, что Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня». «И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий». Дух Святой не оставляет никаких сомнений в том, что Иоанн существовал (вот как звучит стих 6: «Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн»), но идущий за ним стал впереди его, потому что Он был прежде него (стих 30).

Сами духи нечистые свидетельствовали о нем: «Ты — Сын Божий» (Марк 3,11; Матф. 8,29), и не потому, что Господь Иисус нуждался в таком свидетельстве, или, хотя бы принимал его — Он избрал себе, как показывают последующие стихи из Марка 3, других свидетелей, и один из них Симон Петр исповедует Господа Иисуса как «Сына Бога Живого» (Матф. 16,16). В этом отношении примечательно, что нечистые духи никогда не признавали Господа Иисуса Господом, но божественность его как Сына Божьего признавали. Однако придет час, когда всякий язык, и даже язык преисподней, должен будет признать, что «Господь Иисус Христос во славу Бога Отца» (Фил. 2,11).

Особенно важным и проникновенным является свидетельство, которое дает о личности Господа Иисуса апостол Иоанн в первых четырех стихах своего евангелия. В этих нескольких стихах приведены шесть необычных факта касающихся «Слова».

1) «В начале было Слово». Он не начался от чего-то, что было в начале, но Он был, т.е. существовал в начале. Слово имеет вечное существование.

2) «И Слово было у Бога». Если оно было у Бога, то это означает, что Слово обладает единственной особой личностью.

3) «И Слово было Бог». Хотя Он различается по своей личности, однако, несмотря на это, Он не кто иной, как Бог. Слово имеет божественную сущность.

4) «Оно было в начале у Бога». Господь Иисус не только является чистейшим откровением божественности во времени, скорее Слово обладает вечной личностью.

5) «Все чрез Него начало быть, и без Heго ничего не начало быть, что начало быть». Oн был активным Творцом, и без него ничего не было создано. Не Слово было сотворено, но Оно сотворило все. Слово первично, Оно — Творец.

6) «В Нем была жизнь». Также и верующий имеют жизнь, но они имеют ее не в самих себе, а в Сыне. Слово имеет сущую жизнь в себе.

Остаются ли еще какие-то сомнения относительно того, кто есть это «Слово»? Тогда нам надо читать дальше и дойти до стихов 14-17: «Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины... Иоанн свидетельствует о Нем ... И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать. Ибо закон дан чрез Моисея, благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа». Слово приняло совершенную человеческую природу, и имя его, как человека, ИИСУС ХРИСТОС. Конечно же, не случайно эти три места, которые мы только что рассмотрели (Ис. 9; Мих.5; Иоан. 1), подтверждают не только божественность Господа Иисуса Христа, но также его истинную человечность. Прежде чем мы займемся второй стороной, человеческой природой Господа, нам хотелось бы привести из Нового Завета другие доказательства божественности Иисуса Христа.

Вдохновляемый Святым Духом, также и апостол Павел во многих местах своих посланий свидетельствует о божественности Господа Иисуса. В Рим. 9,5, после того, как он сказал о преимуществах и отцах Израиля, он продолжает: «От них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки, аминь». Это было словно венчание Израиля на царство, когда из этого народа вышел тот, кто есть не только их Мессия, но и Бог, благословенный во веки. Он был Эммануилом, Богом Израиля. Если мы и теперь по каким-либо причинам не можем согласиться со свидетельствами божественности Христа в Кол. 1 и Евр. 1, то мы могли бы сослаться на одно особенное место из Тит. 2,13, где говорится о божественном уповании и явлении славы, великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Здесь в греческом тексте обнаруживается одна заслуживающая внимания особенность, связанная с правилами греческой грамматики: перед двумя связанными союзом «и» замечательными словами стоит один обобщающий артикль, так что здесь описаны либо обе стороны или качества одного и того же лица или одного и того же предмета, либо два разных лица с одним и тем же качеством. И здесь мы имеем именно этот случай. Между «Богом» и «Спасителем Иисусом Христом» стоит соединяющий союз «и», а перед выражением «великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» стоит обобщающий артикль (в немецком это не существенно). Как точен способ выражения Святого Духа! Этим Он ясно показывает, что здесь Он говорит только об одной личности "об Иисусе Христе, являющемся как «великим Богом», так и «нашим Спасителем».

Также и Петр не уступает другим апостолам в свидетельстве божественности Христа. В начале своего второго послания он использует то же самое выражение, что и Павел в Тит. 2, и говорит о праведности «Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа» (стих 1): Иисус Христос — наш Бог и Спаситель.

Другие доказательства божественности Христа

Помимо рассмотренных здесь ясных высказываний самого священного Писания о божественности нашего Господа, в Новом Завете имеется еще ряд ценных свидетельств, касающихся этого факта. Во всех многочисленных чудесах, совершенных Господом, Он никогда не взывал к имени Бога. Правда, при воскрешении Лазаря мы видим, как Он молится своему Отцу: это было выражением его полнейшей зависимости и его послушания, и Он сделал это ради стоявшей вокруг толпы, «чтобы поверили, что Ты послал Меня». Но потом Он просто громко позвал: «Лазарь! иди вон!» Когда Он со своими учениками приближался к воротам города Наина и увидел вдову, единственного сына которой выносили мертвым, тут Он, сжалившись над ней, остановил носилки и сказал: «Юноша! тебе говорю, встань!» (Лук. 7,14). Зато апостол Петр не оставляет никакого сомнения в том, что хромого, который лежал при воротах храма, называемых Красными, он исцелил не собственной силой, а «во имя Иисуса Христа Назорея» (Д.ап. 3,6; 4,10).

Господь Иисус был Богом-Творцом: ему повиновались силы природы, ему повиновались также и рыбы. Несколько раз Он творит чудеса с рыбами (Матф. 17,24; Лук. 5,4; Иоан. 21,6). Насколько большим был Он, чем простой человек на земле, чем Навуходоносор, золотая голова, которому Бог дал силу и власть над всем тем, где жили сыны человеческие, звери земные и птицы небесные (Дан. 2,38)! Все дал Он в его руки, поставив его владыкою над всем этим: владычество же над «рыбами морскими» (Пс. 8,8\8,9) в связи с Навуходоносором не упоминается!

Как Сын человеческий на земле, Господь Иисус прощал грехи. Книжники считали это чудовищным и помышляли в сердцах своих: «Что Он так богохульствует? Кто может прощать грехи, кроме одного Бога?» (Марк 2,7). Что касается последующих слов, то они были правы в этом, однако в своем неверии они не признавали, что эта личность и была Богом.

Много раз поклонялись Господу Иисусу на земле, хотя Он этому не препятствовал (сравни Матф. 2,11; 8,2; 9,18; 28,9; Иоан. 20,28). И когда Иоанн увидел сияющее лицо Господа Иисуса на Патмосе, он как мертвый пал к ногам его (Откр. 1,17), но когда позднее он дважды падал к ногам ангела, показывавшего ему «все это», чтобы поклониться, ангел решительно предостерегал его словами: «Смотри, не делай этого; я сослужитель тебе и братьям твоим, имеющим свидетельство Иисусово; Богу поклонись» (Откр. 19,10; 22,8).

Если мы после всего того, что внимательно изучили, вернемся к вопросу, заданному Господом вначале: «Что вы думаете о Христе? Чей Он сын?», то, как прозвучит наш ответ? О, мы, которые верим в Него, со счастливым сердцем должны ответить, как когда-то Петр: Он — Сын Бога живого, Сын Божий.

Человечность Иисуса Христа

Святой Дух свидетельствует не только о том, что Господь Иисус Христос есть истинный Бог, но и придает большое значение тому факту, что Он также есть истинный человек. Некоторые могут подумать, что последнее не так уж несомненно, но это большая ошибка. Ведь будь Господь Иисус посредником между Богом и людьми, то, чтобы иметь возможность явить Бога людям, Он должен быть истинным Богом, но чтобы привести людей к Богу, Он должен быть истинным человеком. Люди согрешили, и только человек может пожертвовать собой, умереть за них. А поскольку мы позднее собираемся остановиться на этой теме, то мы хотели бы теперь ограничиться этими немногословными замечаниями. Великий противник и губитель веры, во всяком случае не бездействовал, ослабляя и подрывая истину о человечности Христа — начиная с первых дней собрания и до нынешнего времени хорошо зная, насколько она важна.

Дух, душа и тело

Как сообщают нам 1 Фес. 5,23, Бог создал людей, состоящими из трех частей — духа, души и тела. Многие места в Новом Завете указывают на то, что и Господь Иисус, как человек, обладал этими тремя частями. Мы хотели бы сейчас привести в пример несколько слов, которые сошли с уст самого Господа Иисуса. В Лук. 23,46 Он говорит: «дух Мой», в Марк. 14,34 — «душа Моя», в Матф. 26,12 — «тело Мое».

Мы не можем постичь чуда его уничижения, как оно изображено в Фил. 2, но из слов самого Господа мы узнаем, что, как человек на земле, Он обладал человеческим духом, человеческой душой и человеческим телом. Два места из послания к Евреям указывают на те же самые, достойные поклонения, факты. Глава 2,17 гласит, что Он должен был во всем уподобиться братьям. Обратим внимание на эти два важных слова: «ВО ВСЕМ!» Если «во всем», то значит в духе, в душе и в теле. Глава 4,15 дает дополнительные подтверждения этому великому факту. Здесь мы читаем, что наш великий Первосвященник «во всем» (именно во всем), «подобно нам искушен, кроме греха». Как и прежде, здесь мы снова имеем эти два значительных слова «во всем», при этом, в случае с его искушением, следует обратить внимание на ограничивающие слова «кроме греха». Если в стихе 14 изображается величие нашего Первосвященника как Сына Божьего, так и величие его положения на небесах, то стих 15 придает большое значение необъяснимой, сошедшей с неба благодати, которая выразилась в том факте, что Он познал практически все искушения, которым могли подвергнуться его святые, кроме греха, через нашу падшую природу, которой Он никогда не имел. Он был всегда «святым» (Лука 1,35). Некоторые искушения направлены на дух, другие — на душу, третьи же — на тело. В самом деле, нетрудно увидеть, как дьявол искушал Господа в пустыне тремя соблазнами именно в этих трех направлениях.

Бог и человек

Обратимся в 1 Иоан. 4,2 к выражению «Иисус Христос, пришедший во плоти». Оно означает не просто, что Господь Иисус был человеком, но оно также означает, что Христос был и остается Богом, даже если ему и выпало прийти на землю в образе человека. Так или иначе, в этом смысле ни один человек не мог «прийти». Так, совершенно бессмысленно говорить, что Цицерон и Юлий Цезарь были «во плоти». А как же иначе они могли бы прийти? С самого начала они были ничем иным, как «плотью». Но Иисус Христос, Сын Бога живого, — если бы так решил Бог, — мог бы прийти в иной форме, чем «во плоти», например, как ангел. Но Он пришел во плоти, пришел в образе человека, чтобы открыть и прославить Бога. Бог явился во плоти (1 Тим. 3,16).

Оба отрывка из Евр. (проверить это место писания 2 и 4) и 1 Тим. 2,5 («Един Бог, един и посредник между Богом и человеком, человек Христос Иисус») совершенно ясно показывают, что Господь Иисус, если Он должен был стать нашим Первосвященником и посредником, мог стать и человеком в полном смысле этого слова. Он — «посредник», по которому нетерпеливо тосковал Иов, «чтобы Он на нас возлагал Свои руки». Он знал, что Бог не был человеком, как он, и еще сознавал, что должен был прийти некто, кто был достаточно велик, чтобы простереть свою руку на Сущего, и достаточно милостив, чтобы простереть свою руку на руку другую, например, его, Иова.

Новый Завет — это откровение того посредника, которого страстно ожидал Иов, откровение Господа Иисуса, Бога и человека. В Ветхом Завете среди всего прочего в ковчеге мы имеем бесценный образ божественной и человеческой природы Христа в одном лице. По своей внешней конструкции и по своей форме ковчег состоял из дерева акации, которая является символом истинной человечности Христа. Но изнутри и снаружи он был окован чистым золотом, и это говорит об истинной божественности нашего Господа. Но это лишь только ковчег, указание на то, что обе эти природы составляют одну личность. Однако око Бога, а также око веры видят в нем больше, чем только человека, видят в нем Сына Божьего. Даже если Слово было плотью и жило среди нас, то Иоанн свидетельствует: «И мы видели славу Его, славу как единородного от Отца» (Иоан. 1,14).

Ничто не приводит верующего к поклонению его имени больше, чем когда он видит в Новом Завете обе эти стороны личности Христа: дерево акации и чистое золото. Во 2Кор. 13 говорится, что Христос «распят в немощи», но Евр. 1,3 показывает нам, что Он держит все словом силы своей во всякое время. Если Он и был распят в немощи, то «открылся Сыном Божиим в силе, по духу святыни, чрез воскресение из мертвых» (Рим. 1,4).

Когда такой неутомимый служитель, как Марк, изображает его спящим на корме, на возглавии, то это говорит нам о том, что Он действительно был человеком, и нет ничего плохого в том, чтобы быть уставшим, — это нечто человеческое. Несколько мгновений спустя, Он обращается ко всем способностям своей божественной личности и отдает повеление ветру и волнам (Марк. 4,38-41).

В другой раз мы видим его уставшим от путетешествия и присевшим у источника Иакова, таким зависимым от этого мира, который произошел через него, что вынужден, был попросить грешную женщину дать ему напиться. Разве это не дерево акации? Но как сияет затем золото, когда мы видим его желающим и могущим, дать живую воду, которая может не только навеки утолить жажду душ, но и сделается во вновь рожденной душе источником воды, текущей в жизнь вечную (Иоан. 4,6.10.14)!

Как чудесна тайна его личности! Сам Господь сказал, что никто не знает Сына, кроме Отца (Матф. 11,27), и это показывает нам, что в нем есть таинственные глубины, которые никогда не сможет познать создание, если оно не будет таким же возвышенным и отмеченным благодатью. И уже в самом сотворении имеются непостижимые тайны. К тому же, когда Создатель входит в свое творение, как человек, разве не удивителен тот способ, каким Он делает это, исполненный тайн, превосходящих наше разумение?

Истина об абсолютной и сущей божественности Христа доказывается в священном Писании так же полно, как и истина о реальности, щедрости и совершенстве его человеческой природы. И строить по этому поводу какие-либо теории значит лишь проявлять бесстыдство человеческого духа. Мы же, напротив, хотим занять в вере место поклонников, которые в смирении склоняют свои головы и благоговейно преклоняются перед тем, который, «будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу, но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Фил. 2,6-7)!

Скачать и читать полную версию книги бесплатно: epub fb2 pdf

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
Войти с помощью: 

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: